February 15th, 2009

(no subject)

Основным достоинством фильма Slumdog Millionaire является перевод его названия на иврит. נער החידות ממומביי – это экзотика, пресловутые чары пресловутого Востока и т. д. и т. п. Во всем остальном – мейнстримная дешевка.

Режиссер питает слабость к сценам погони и преследования, а также к избиениям палкой и ногами. Каждый удар скопирован из библиотеки звуковых эффектов и вставлен в нужное место с максимальной громкостью.

Злодеи абсолютно злодейские, главные герой Джамаль и героиня Латика стопроцентно ангельские. Ангелов периодически мучают, но так, чтобы зритель не разрыдался - Латику продают в бордель, но она остается девственницей, Джамаля пытают электрошоком, но это не мешает ему играть в "Кто хочет стать миллионером?" Развешанные по периметру фильма ружья аккуратно выстреливают в финале.

Ведущий, который похож на Евгения Киселева, переевшего специй, задает вопрос. Джамаль вспоминает свое тяжелое прошлое и отвечает. Бомбейский Киселев задает следующий вопрос. Тяжелое прошлое в очередной раз помогает Джамалю. Киселев не унимается. Прошлое возвращается. Как говорят на иврите, תודה, הבנתי את הפרינציפ.

Возмездие наступает после превышения квоты преступлений. Салим, брат главного героя продал автограф, который тот взял у звезды Болливуда (минус), стал правой рукой гангстера (минус), спас Джамаля от ослепления (плюс), увел бабу (минус), убил гангстера, который хотел лишить брата зрения (плюс), вернул бабу другому гангстеру и порезал ей щеку (минус), убил гангстера (плюс). Счет 4:3 в пользу преступлений, и Салима расстреливают.

Художественная ценность фильма примерно такая же, как у Home Alone: еще одна рождественская трагикомедия, по недоразумению демонстрирующаяся после Рождества.

(no subject)

Реклама кетчупа "Осем" - оригинал:



Нас попросили адаптировать ролик для русскоязычных израильских телезрителей. Надо было что-то делать с популярной детской песней "Афуна ве-гезер", которая звучит за кадром. Перевести ее на русский, как Боаза Шараби заказчик не позволил - песня должна быть знакомой и пробуждать ностальгические чувства. Использовать советскую детскую песню в рекламе израильского производителя мы не могли: когнитивный диссонанс.

Поэтому было принято компромиссное решение. Берется знакомая мелодия, и на нее вашим покорным слугой придумываются новые слова на иврите. Чтобы, так сказать, проиллюстрировать русско-ивритскую реальность иммигрантской жизни. Результат: