December 28th, 2019

(no subject)

Выношу из комментариев. До недавнего времени «пятый пункт» в израильской Компартии представлял Дов Хенин (а не Ханин, Ханин — это Зуаби). Супротив нынешнего депутата Офера Касифа он — как Плеханов супротив Ежова, но речь пойдет не о Дове, а о Давиде, его отце. Потому что биография Давида Хенина необычайна в разных смыслах, с преобладающим плохим.

Жили-были в Гомеле любавические хасиды Яаков-Альтер и Муся-Хая. В 1936 году они испросили разрешение у всесоюзного старосты Калинина уехать из равноправной БССР в подмандатную клерикальную Палестину. Их 13-летний сын бредил гражданской войной в Испании и прочая. В семье не без пионэра, короче.

Приехав в Тель-Авив, Давид Хенин записался в социалистическое молодежное движение им. Дов-Бера Борухова, но мелкобуржуазные пионэры его не впечатлили. Зато на одном из мероприятий он познакомился с членами коммунистического подполья. Если кто помнит, подполье было действительно подпольным, легендарного Лейба Треппера за активность в КПП британские власти выпендюрили из Палестины пожизненно.

Давид получил партийное прозвище «Саша», потому что экс-советский гражданин, начал расклеивать листовки, придумывать лозунги и бить в барабаны на первомайских демонстрациях. Еще он сильно огреб от британско-империалистических захватчиков, которые сначала захватили его коллегу по столярному клею.

Попав после побоев в тюрьму, как полагается революционеру, Давид-Саша занялся самообразованием — папа-хасид достал ему учебник английского. Потом повзрослевший пионэр откинулся и пошел в хор «Рон» («Ты еще и поёшь?!», как в анекдоте про отца двоечника). Хор был создан Компартией Палестины, а управлял им Конрад Манн, у которого хватило ума проделать маршрут Австрия — Румыния — подмандатная Палестина — ГДР. Пел пионэр очень хорошо, за короткое время стал солистом, а еще и познакомился с хористкой Шулой из традиционной йеменской семьи, которая стала его женой.

Затем Давид-Саша пошел по партийной линии, став генсеком Союза коммунистических сил Израиля, секретарем тель-авивского округа Компартии Израиля и членом ее ЦК. В 1965 году коммунисты раскололись на протрезвевшего Микуниса и несгибаемого Вильнера. Угадайте, с кем пошел пионэр? Правильно, с несгибаемым. Стал ответственным за профсоюзную деятельность, встречался с Мао и Фиделем, но на старости лет получил долгожданную пощечину: в ходе постперестроечной дискуссии о том, почему развалился СССР, пионэр заявил, что причину надо искать в системной нехватке политической демократии в государстве рабочих и крестьян. Товарищ Вильнер однако считал, что никаких системных недостатков в СССР не было и быть не могло, и в ЦК партии Сашку-музыканта не переизбрал.

20 лет тому назад пионэр со стажем ушел в лучший мир, где, хочется надеяться, он исполняет не попурри из советских песен, как в хоре «Рон», а что-нибудь из репертуара родителей-хабадников.