?

Log in

No account? Create an account
Shaul Reznik
June 14th, 2016
07:49 pm

[Link]

Previous Entry Share Flag Next Entry
Все смертны и спускаемы под гравий,
И богачи, и жители лачуг,
И в наволочке модной не сыграет
Поклонникам Олег Каравайчук.

На клавиши бросался автор модный,
Как на судью бросаются в дзюдо.
Не самые изысканные ноты?
Их можно лёжа исполнять зато.

Спокойно спи. Жару и снег глубокий
Пусть прогоняют листья на дубах.
А в плейлисте у Господа у Бога –
Шопен, Бетховен, Мусоргский и Бах.

Хоть Землю поверни вокруг оси,
Не предоставит слава ни минуты.
Но если ты немножко стебанутый,
Тебя запишут в гении Руси.

Tags:

(1 comment | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:roman_kr
Date:June 14th, 2016 05:42 pm (UTC)
(Link)
Давался как-то в городе Петербурге торжественный концерт по поводу какой-то важной даты - дня города, может быть, или чего-то там ещё. На концерте присутствовала сама Валентина Ивановна и другие "замечательные люди".

Состав выступающих на таких концертах не меняется уже много лет: мушкетёр Боярский в шляпе, добрый доктор Розенбаум, кудрявый композитор Корнелюк, пожилая, но по-прежнему сдобная Людмила Сенчина, ну, и бессмертные Эдита Пьеха (иногда с внуком) и Эдуард Хиль. В общем, чем богаты.

И тут вдруг внезапно выходит на сцену композитор Каравайчук...

Если вообразить себе самый скверный характер, который возможно вообразить, то у композитора Каравайчука он ещё хуже. Живёт он в крошечной комнатке, в которой едва помещается рояль. За этим роялем он обедает и на нём же спит. Когда его приглашают куда-то выступить, он снимает с подушки свою единственную ни разу не стиранную наволочку для того, чтобы надевать её на голову во время выступления.

Тот, кто пригласил такого человека на торжественное мероприятие, наверняка понёс впоследствии самую суровую и совершенно заслуженную кару. Ибо это было актом чистейшего и неприкрытого вредительства. При Сталине за такое вообще расстреливали.

Ну, и значит, выходит этот композитор Каравайчук к микрофону и говорит своим невыразимо противным скрипучим голосом:
"Дорогие друзья! Всё то, что вы тут слышали, - это была страшная поебень. Для тех, кто думает, что он ослышался, повторяю: ПО-Е-БЕНЬ. А теперь мы будем слушать музыку".

И в мертвецкой тишине, в которой не пискнула даже Валентина Ивановна, композитор Каравайчук сел за рояль, надел на голову наволочку и заиграл что-то волшебное.

Дмитрий Горчев
ПМЖ без неглиже Powered by LiveJournal.com