default

(no subject)

В Кнессете рассмотрят законопроект, запрещающий интимные отношения между раввинами и членами общины.

Шуры-муры, тили-дили.
В тишине рабочих смен
Шашни ранее крутили
Президент и полисмен.

В синагогах нынче жаркий
Март. И горячеют лбы.
Не давайте, прихожанки,
Поцелуя без хупы.

Бойтесь не ножей кухонных –
Купидона с тетивой.
Не спешите в мир духовный
И коленно-локтевой.

Что вам пейсов шелест мерный,
Поцелуев тайных сласть?
Вас и так уже имеет
Избираемая власть.
default

(no subject)

В 1999-м году интернет был медленным, а дисплеи — тяжелыми и выпуклыми, как океанские рыбы. В студенческой компьютерной комнате я просматривал модные (и немногочисленные) тогда сайты, от «Вечернего интернета» до «Курицын-weekly». Именно там были опубликованы два стихотворения Мирослава Маратовича Немирова — пуристов попрошу зажмуриться – «Хочу Ротару я пердолить» и «Пастернак не ебся в сракотан».

Эти два произведения я перевел на иврит достаточно быстро. По стихотворению на очередную нудную лекцию очередного гебраиста или библеиста, в окружении половозрелых сокурсниц, которым было не до поэзии и уж замуж невтерпеж. «Ротару» в транскрипции послал автору, Немиров воодушевился и включил перевод в очередной сборник. А потом так вообще издал подборку моих переводов и пригласил в Москву.

Точнее, в Королев. Мирослав Маратович проживал в сверхобычной новостройке наукограда, с запахом урины в подъезде и следами окурков на кнопках лифта. На момент моего приезда поэт неделю был в запое. Адекватным (и, соответственно, милейшим и интеллигентнейшим) Немиров оставался примерно час в день. В остальное время он рыскал по квартире в поисках крохотных бутылочек со спиртным, которые прятала его супруга Гузель, умная и добрая женщина из породы жен декабристов и безумных хмельных деятелей контркультуры.

Сегодня Немиров умер. Вряд ли, Мирослав Маратович, вы будете «спать спокойно». Скорее, продолжите записывать соседей по небесной квартире с выцветшими обоями в очередное литературное сообщество с залихватским названием. Во время нашего знакомства я подарил вам говорящую куклу из Бней-Брака с кипой и пейсами. В том, что ей вас будет не хватать, не сомневаюсь.

default

(no subject)

- Папа, ты зарядку по утрам делаешь?
- Нет.
- Папа, ты хочешь попасть в больницу?! Ты хочешь, чтобы я осталась дома одна и не смогла посмотреть мультики?!
default

(no subject)

- Папа, у королей компьютеров не было, правда?
- Правда.
- Так что же они делали целый день?
default

(no subject)

Идеальна бровью ли, мениском,
Вдохновенней дрожжевых опар,
Поступает не по-сионистски
Топ-блондинка Рафаэли Бар
.

Нощно на красавицу и денно
Анкара взирает и Москва.
Нету, Бар, у нас месторождений,
Мы тобой торгуем нарасхват.

Между тем, в безвременье лихое,
Нас презрев, погоду и ИГИЛ,
Ты на неучтенные доходы
Бреешь всенародных две ноги.

Корабли новейшие на рейде,
Миллион квартир – под облака...
Как бы зажила страна евреев
На налоги с твоего пупка!

Благосостояния воровка,
Нации стартаповской печаль,
Те на шею камень бы Сваровски –
И в Кинерет. Жаль, что обмельчал.

Рафаэли, твой поступок мелок.
Профиль твой растает, словно снег,
И как встарь, пусть Андерсон Памела
В полночь мне привидится во сне.