Category: история

(no subject)

Дочитал "Петуха искупления" Эли Амира (который на форзаце переводится как "Scapegoat"). Оценка - три с минусом. Стиль местами литературный ("она проткнула меня шампуром голубых глаз"), в остальном - салат оливье из хитов Фарида Аль-Атраша, социалистических спичей, плачей об идентичности, а также страданий насчет длины и поведения полового члена главного героя.

Очень краткое содержание: альтер эго автора вместе с другими репатриантами из Ирака и Марокко попадает в кибуц. Гордые иудеи по имени Лейла, Латиф, Салима и Нури, блюдущие обычаи типа просмотра танцев живота перед хупой, сталкиваются с незнакомой и не очень кошерной едой, Соней, Моней и Файбишем, речами о равноправии, портретом Сталина, музыкой Чайковского и сабрами-блондинками.

Последние считают понаехавших дикарями, поэтому предпоследним приходится удовлетворяться репатриантками из Румынии и Польши, в оставшееся время исполняя мелодии покинутых родин на уде (поручик, молчать), дарбуке и губной гармошке. Главный герой хочет быть не ассенизатором Нимродом, а педиатром Нури. В последней главе он привозит родителям некошерного петуха, но бдительные родители выбрасывают тушку на свалку истории.

Еще автор демонстрирует предательство залетевшей от сабры Цвики Нили-Лейлы, которая разлюбила Фарида Аль-Атраша в пользу израильских песен под аккордеон. Сам он не знает, к кому примкнуть, багдадским интеллигентам ли, варшавским социалистам ли. Чума на оба их дома.

(no subject)

Главным доказательством существования Б-га является антисемитизм. Потому что, вопреки узнавшей про руандийский геноцид Натали Портман и официальному аккаунту Армии обороны Израиля, который к жертвам Холокоста приплюсовывал цыган и секс-меньшинства, антисемитизм максимально нелогичен.

Стандартная ксенофобия появляется ввиду непохожести "понаехавших": язык не тот, повадки чуждые, из кухни пахнет не по-нашему. Но проходит поколение, и американец с ирландскими, итальянскими и прочими корнями, и канадец с украинскими - свой в доску. Чернокожим и узкоглазым труднее, но и их было решено полюбить под гнетом политкорректности.

Евреям ни помогает ни-че-го. Остались верны традициям - получили крестовый поход, погромы и советскую власть. Перешли в иную веру - в русском фольклоре появилась пословица про коня леченого и вора прощеного. Фамилии сменили - товарищ Сталин в конце 40-х начал раскрывать литературные псевдонимы безродных космополитов, а герр Гитлер в конце 30-х позаботился, чтобы еще не убитым Рудольфам и Брунхилдам в аусвайс вписали имена Исраэль и Сара.

Никакие линейные стратегии борьбы с антисемитизмом не помогли. Цыганский барон прекратит кочевать и устроится в театр "Ромэн" - всё, уважаемый человек. Еврей из ростовщика станет врачом - заработает "дело врачей".

Сионизм - замечательная линейная стратегия борьбы с ксенофобией, которая стопроцентно помогла бы любому народу, кроме евреев. Создали еврейское государство - получили арабский, а потом и всемирный "антиизраилизм". Организовали самую сильную армию на Ближнем Востоке, и теперь она бомбит пустые офисы "Хамаса", а ее генералы долдонят, что военного решения нет.

А теперь читаем тут, начиная со слов "И будет: если не будешь слушать гласа Господа, Б-га твоего". Но там описывается диагноз, а лечение, увы, в ближайшее время не наступит. Всеобщий переход к "И будет: если ты будешь слушать гласа Господа, Б-га твоего" - из области фантастики. Плюс иудейская концепция общего корабля, в котором просверливание дырочки в отдельно взятой каюте оборачивается гибелью всех пассажиров.

Поэтому еще настрадаемся.

(no subject)

Хватит о Зеленском, давайте поговорим о Фейглине. Ажиотаж вокруг партии «Зеут», адепты которой более чем полностью принадлежат к праворелигиозному сектору (все ссылки — в комментах), продемонстрировал специфику религиозного мышления. А именно — поиск легких решений, которые можно сформулировать одной фразой. С последующим разочарованием (у каждого правила есть исключения, мир сложен) и последующим же поиском новой, столь же лаконичной панацеи.

Почему выходцы из местечек бежали в революцию? Максима «исполняй заповеди, изучай Тору, и всё будет хорошо» еще 2000 лет назад обросла сносками и комментариями. За проступок одного человека может пострадать целая община — см. историю с Аханом, взявшим от заклятого. О праведниках, которым плохо, и грешниках, которым хорошо, написаны фолианты: праведники получают награду не в нашем, а в загробном мире, а еще есть переселение душ, и страдающий праведник может оказаться грешником из прошлого поколения со вступившим в силу приговором. Наконец, неисповедимы пути Г-сподни и т. д. и т. п.

На фоне этой цветущей сложности появляется марксист, взбирается на холмик напротив бани и начинает вещать. Общество делится на эксплуататоров и эксплуатируемых, фабрикантов и рабоче-крестьян. Первые плохие, вторые хорошие. Если отобрать власть и ресурсы у плохих, передав хорошим, наступит рай на земле. Настрадавшийся ешиботник сбривает пейсы и бежит в комсомол. Через десяток лет выясняется, что тоталитарное государство «хороших» с плановой экономикой хуже авторитарного государства «плохих» с жаждой наживы.

Либертариантство — зеркальная версия марксизма. Государство плохое, граждане хорошие и замечательно самоорганизуются, вне связи с образовательным уровнем и ментальностью. Всё надо приватизировать и децентрализовать. Результат — рай на земле и душевное спокойствие. Отменим полномочия главного раввината — зауважают религию (в платформе «Зеут» это написано черным по белому), государство прекратит регистрировать браки — ЛГБТ-полемика прекратится. Вот и побежали выходцы из израильских местечек к Фейглину за свободой и счастьем.

Основная проблема теоретиков слева, как в 1917-м, и справа, как в 2019-м, заключается в нежелании воплощать философские изыскания в ограниченных рамках пилотных проектов, прежде чем ставить страну на кон. Еще неплохо было бы изучить исторический опыт: в США сегрегации давно уж нет, но желание взять реванш у экс-сегрегируемых лишь усиливается (см. «культурная апроприация», «привилегированные цисгендерные мужчины» и т. п.), людям свойственно уклоняться от любого налогообложения, а не только от прогрессивного, монополии и картели появляются при наисвободнейшей экономике.

Возвращаясь к постулатам иудаизма, «Ведь с юности побуждения человеческого сердца — зло» (Берешит 8:21) и «Сильнейший побеждает» (Талмуд, трактат Бава Батра 34б).

(no subject)

Галич в интервью корреспонденту газеты "Давар", 1976 г.: "Здесь [в Израиле] я могу критиковать и ругать правительство. Я хочу ругать своих - Рабина, а не чужих - [Гельмута] Шмидта".

Жаль, не дожил Александр Аркадьевич до Норвежских соглашений.

Интервью Галича израильской газете

(no subject)

На "Медузе" вышел большой материал про ГРУ. Среди использованных источников - мемуары Николая Пушкарёва, якобы ветерана этой организации. Якобы - потому что глава о том, как лейтенант Пушкарев изучал иврит, свидетельствует о мюнгхаузенском настрое автора. Проще говоря, всю информацию якобы гэрэушник черпал не из памяти, даже не из чужих воспоминаний, а из анекдотов и баек:

1. Иврит в МГУ ему преподавал человек по имени Абрам. Ну хоть не Хаим.

2. Этот Абрам восхищался "освободительной политикой Израиля". В МГУ. Абрам. На лекциях для людей из компетентных органов. Восхищался. Политикой Израиля. Ага.

3. Абрам был актером Киевского еврейского театра, который перед войной выехал на гастроли в США и не вернулся. Вы о таком театре слышали? Нет, "Габима" работала в Москве и покинула Страну Советов в 1926-м.

4. Моше Даян, по мнению разведчика Николая, родом из... Нет, не из Бердичева. Из Одессы. Ну откуда же еще может быть родом человек по имени Мойше (а в интернетах автора забанили).

5. Лейтенанта Колю с целью языковой практики послали в московскую синагогу, куда же еще. И он боялся, что его разоблачат из-за - правильно, отсутствующего обрезания.

Почему-то автор забыл упомянуть тетю Соню, фаршированную рыбу, песню "7:40" и другие важные детали шпионской практики.

Выводов можно сделать два: либо Пушкарёв - ряженый генерал, каковых современная российская земля держит в небывалом количестве, либо он действительно работал в ГРУ, разукрасив биографию ивритом и прочей экзотикой. Если верно последнее, интервью "Боширова" и "Петрова" про солсберецкий (!) шпиль выглядит абсолютно органично: среднестатистический сотрудник ГРУ - не Штирлиц, а плохо образованный лентяй, которому лишний раз сложно заглянуть в энциклопедию.

(no subject)

Виктор Топаллер был известен в трех ипостасях: отличного интервьюера, нормального консервативного публициста и автора «Вредных заметок». Эту ипостась спишем на постмиграционный шок и промолчим. А вот газета «Новости недели», в которой работал Топаллер, достойна исследования. Возможно — в области психиатрии.

В начале 90-х «русская улица» читала три-четыре издания. Были годные «Вести» (экс-«Время») с Носиком, Каривом и профессиональной компьютерной графикой, был и загнулся «Спутник» с перепечатками и переводами, была скучнейшая «Наша страна» с главным автором по имени Ривка Рабинович и шрифтами 70-летней давности. Наконец, были «Новости недели», центральный орган обиженных и оскорбленных олимов хадашимов.

Газета выглядела специфически даже на ощупь. Печатные валики не мылись, и страницы были испещрены черными кляксами. В разделе объявлений торговали вывезенным из СССР барахлом и наебывали друг друга («В ЮАР требуются инженеры, для оформления заявки пришлите копию удостоверения репатрианта и 20 шекелей наличными»). Газетного графика, кстати, звали замечательным именем Изяслав Зхус.

Еще в «Новостях» печатались материалы про реинкарнацию и прочих барабашек. Их составлял некто Савелий Кашницкий. Принятие автора в штат состоялось на страницах печатного издания. Кашницкий прислал очерк о том, как нехорошие израильтяне шпыняют хороших олимов хадашимов на рынке, очерк опубликовали, сопроводив приглашением писать еще. Потом Кашницкий вернулся в Москву, где плодил и размножал сборники «1001 рецепт китайской уринотерапии».

Интегрироваться целевая аудитория «Новостей» не желала. Хотя пару раз в газете проскальзывал такой сюжет: женщина А. или мужчина Б. ударилась головой или принял на себя шаровую молнию, после чего, оклемавшись среди бездушных израильских санитаров, обнаружил/-а, что свободно овладел/-а ивритом.

Иногда центральный орган обиженных и оскорбленных публиковал юмор:

Как у нашей тети Фиры
Есть в квартире два сортира.
Много два, неоспоримо,
И один сдала олимам.

(no subject)

С подачи nomen_nescio прочел биографию Юрия (Йихл-Михла) Ларина (Лурье), человека без экономического образования, ставшего могильщиком послереволюционной экономики.

Йихл-Михл всю жизнь страдал от мышечной дистрофии, и во время побега товарищи вынесли его в корзине для белья. В результате пламенный революционер умер от болезни в 1932-м, обрел могилу у Кремлевской стены и спасся от Первого Московского процесса и тому подобных развлечений.

Экономический гений Юрия Ларина заключался в его неистовом требовании отменить в РСФСР деньги. Вообще-вообще отменить и раздавать народу товары вкупе с услугами по наитию властей. Йихл-Михл заколебал даже Ленина - когда было решено создать марксистский экономический институт, вождь вычеркнул его имя из списка сотрудников с пометкой "Это не подходит".

Еще главный экономист был личностью писучей. Названия двух его последних произведений замечательно суммируют 70-летнюю историю пролетарского государства:

"Евреи и антисемитизм в СССР".
"Алкоголизм и социализм".

(no subject)

Изучал синагогальную прессу. В литературной рубрике прочел рассказ из советско-еврейской жизни (усядьтесь покрепче).

Жили-были два брата, Тувья и Элиягу Марковичи. Учились в польских ешивах, во время войны бежали в СССР и попали в трудлагерь. Элиягу еще в Польше отличался умом, сообразительностью и наплевательским отношениям к заповедям Торы, и поэтому, когда трудлагерь обходил сам генерал КГБ Юрий Карков, он предложил Элиягу стать советским разведчиком.

Тувья, многократно и тщетно пытаясь отговорить брата, махнул рукой: ладно, я уезжаю через Австрию в США, ищи меня в религиозном районе Williamsburg. С тех пор братья друг о друге с того момента не слышали, а жена Тувьи тайно мечтала уехать из Уильямсберга (как сие место называется в "Википедии") в Эрец-Исраэль.

Илья, экс-Элиягу, таки стал советским разведчиком. Но трудный характер не пропьешь, и он позволял себе скептические высказывания относительно КПСС. Поэтому генерал Юрий Карков решил своего протеже убить. Для чего возложил на него миссию - поехать в Нью-Йорк и передать некоему Борису некий документ. Параллельно коварный Карков позвонил нью-йоркскому Борису и приказал действовать по плану.

Разведчик прилетает в Нью-Йорк, в гостиничном номере вручает Борису сверток. А тот направляет на нашего героя револьвер. Илья благополучно уклоняется от первой пули и выбегает на улицу. Борис бежит за ним и стреляет. От не очень хэппи энда Илью-Элиягу спасают польские и прочие воспоминания о том, как он читал молитву "Шма, Исраэль", и как она спасала его от антисемитов разных стран. Разведчик произносит эту молитву и чудом успевает влезть в последний вагон метро.

"Раз Советский Союз предал меня, - размышляет бывший ешиботник, - я предам его. Завтра сдамся и попрошу политическое убежище, а сегодня найду своих братьев, евреев. В Уильям.. или как там его". Тем временем Тувья жалуется супруге: от соседей-иноверцев дети научились нехорошим словам. "Я ж говорила тебе - надо переехать в Эрец-Исраэль!" - в стопиццотпервый раз произносит женщина.

Внезапно на пороге появляется блудный брат Элиягу. Объятия, воспоминания и предложение уехать в Эрец-Исраэль совместно с четой Марковичей, потому что там генерал КГБ Юрий Карков перебежчика искать не будет. А пока что, дорогой Элиягу, пойдем в синагогу, сегодня праздник Суккот, если ты помнишь, что это.

Тем временем ликвидатор Борис вспоминает о еврейских корнях Ильи и начинает с револьвером в кармане обходить еврейские районы Нью-Йорка. Но умный Тувья напялил на брата пейсы и бороду из пуримского набора научившихся материться детей. Заключительный кадр - танцуют все (в синагоге), больше всех - Илья-Элиягу, а злой Борис вглядывается в окна культового учреждения, силясь понять, куда подевался незастреленный герой.
default

(no subject)

Иногда так бывает - узнаешь некий факт, и многомесячная мозаика чудесным образом складывается. На ивритоязычном форуме русскоязычных израильтян, простите за такую неуклюжую конструкцию, тусуется некто Тальмон Сильвер. У человека в голове - сплошная вата, которая в сочетании с элегантным ивритом выглядит особенно пикантно: "укрофашистская хунта", "а в СССР зато декретный отпуск длился три года" и тому подобное.

Я, признаться, думал, что это какой-то привезенный в юном возрасте иммигрант пишет под псевдонимом. Есть такие персонажи, усиленно питающиеся родительскими мифами и нынешним российским ТВ. Но сегодня Тальмон Сильвер расчехлился: он - коренной израильтянин, долгое время жил в СССР. И тут до меня дошло: коммунистка Дица Сильвер, переводчица "Малой земли", которая уехала из Израиля в страну рабочих и крестьян, чтобы строить коммунизм! Ее отец Авраам, который рассказывал, как ему нравится ходить на партсобрания! Ее сын Валерий, диктор советской радиостанции "Шалом ве-кидма", в перестроечные годы подрабатывавший в съемочной группе у Хаима Явина! Тальмон, видать, из этого же семейства.
default

(no subject)

Жена с дочкой шла по улице. На остановке трамвая сидит пожилой человек, дочке он улыбнулся, она спряталась за жену, так и разговорились. Старика звать Авраам Хунович (http://info.palmach.org.il/show_item.asp?levelId=38495&itemId=6316&itemType=0&fighter=75508), польский еврей, родился в 1926-м в религиозной семье. Во время войны был в движении Сопротивления, попал в плен ("Соврал, что я столяр, мне говорили, что нацисты людей полезных профессий не сразу убивают"). Под влиянием пережитого стал атеистом: "С 1945 года я ни на одном пасхальном седере не был". После войны служил в ПАЛЬМАХе, семью не создал ("Во Франции была у меня подружка, умерла пару лет тому назад, хотел ее прах сюда перевезти, запросили 80 тысяч шекелей"). В полном уме, водит машину, гордится, что сам ездит на рынок за овощами и фруктами.