Category: кино

(no subject)

Прочел массово отрицательные рецензии на "Довлатова". Заранее согласился с авторами, потому что Герман-младший - не Герман-старший и тем более не Пастернак.

С экранизациями Довлатову, который без кавычек. не везет. Рома Либеров сляпал очередной мультик из цитат и силуэтов. У Говорухина персонажи тщательно и несмешно пересказывают "Компромисс". В случае с Германом фильм, судя по трейлеру, надо переименовать в "А кому сейчас легко?"

Вся надежда - на Машиаха, после прихода которого воскреснут режиссер Гайдай и Жбанков-Никулин (или Папанов), а Миронова можно будет поставить на ходули и переозвучить баритоном.

(no subject)

Мой фейсбучный аккаунт заблокирован на 7 дней. Контекст - юзерша написала, что ее другой аккаунт забанили за рецензию на сериал, в котором "...арабы показаны хорошими, а евреи - отталкивающими". Забанили рецензию ровно с той же формулировкой: оскорбление народов, наций, групп и т. п. Я оставил юзерше комментарий, теперь забанили и меня :-)

Бан в фейсбуке ни за что
default

(no subject)

Благодаря мультфильмам лексикон Рут расширяется в неожиданных направлениях: "Папа! Давай пойдем гулять и возьмем мой старый добрый самокат?"
default

(no subject)

Одним из культовых израильских фильмов был "Азит - собака-парашютистка". Из опубликованного в пятницу интервью с актером Йоси Полаком выяснилось, что роль Азит исполнял кобель, мужское достоинство которого приклеивали к брюху лейкопластырем. В финальной сцене Азит должна была бросаться в объятия к Полаку. Однако пес, который был измучен съемками, испытывал к актеру страшный антагонизм. Что только ни делали, даже гимнастерку смазывали выделениями суки во время течки, - всё без толку.



В результате на съемочную площадку привели другую собаку, загримировали и для имитации радостного бега приказали: "Фас!" Полак буквально в последнюю секунду успел увернуться от клыков.

Умер-шмумер – 1

Из "Белой книги":

   С  газетной  фотографии  грустно  смотрит  бывший  кинорежиссер  Эфраим
Севела. Несколько лет назад он одним из первых выехал в Израиль из СССР.
   Тогда, накануне конгресса сионистов в Брюсселе, Севелу использовали для
распространения антисоветских вымыслов об угнетении евреев в нашей стране,
хотя сам Севела преуспевал. Он выпустил в СССР восемь кинокартин. Его жена
тоже не  испытывала ни  малейшей дискриминации,  была актрисой московского
театра имени Вахтангова, снималась в кино.
   "Я  был  богатым человеком,  -  писал Севела на  страницах израильского
журнала "Гаолам Газе" (1977,  N  2066).  -  В  сберегательной кассе у меня
лежало достаточно денег,  чтобы прожить в  Москве пять лет не работая.  За
постановку одной картины я  получал такую сумму,  на которую можно было бы
приобрести три  квартиры в  Москве.  Мы  жили в  лучшем районе столицы,  в
центре города".
   Но,  когда  Севела  подал  заявление  на выезд в Израиль, на Западе его
аттестовали  как  угнетенного  и  разнесчастного.  Ряд  известных деятелей
культуры   прислали   телеграммы  советским  политическим  и  общественным
деятелям  в  защиту  Севелы.  Фредерико  Феллини  лично пришел в Советское
посольство   в   Риме   и   передал  петицию,  подписанную  сиониствующими
представителями итальянского кино. В 1971 году Севела и его семья покинули
СССР.
   Имя  Э.  Севелы стало символом антисоветчины.  Его  портрет появился на
первых полосах мировой прессы и на обложках журналов. Интервью, которые он
давал журналистам,  рассказывая "о борьбе евреев в СССР за свободу", стали
пропагандистским оружием в обработке евреев из Советского Союза.
   Из Москвы Севела прибыл в  Париж.  Там его встретили как "национального
героя". Барон Ротшильд направил Севеле письмо, где писал: "Ты мой брат. Мы
близкие друзья, и я рад той связи, которая существует между нами".
   Севела рассказывает: "Ротшильд знал о моем намерении поехать в Израиль.
Он  говорил мне:  "Получишь от  меня  необходимую материальную помощь".  Я
ответил,  что горд и рад за существующую между нами связь. Но я не инвалид
и  намерен упорно трудиться.  С  глубокой признательностью я  отклонил его
предложение".
   Севела  был  первым  киноработником,   который  приехал  в  Израиль  из
Советского Союза.  Он  носился  с  идеей  внести  свой  вклад  в  создание
"национального" киноискусства.  В  Израиле он  предлагал организовать союз
работников киноэмигрантов, предлагал создать киногородок около Латруна. Но
это там никого не интересовало. Вслед за Севелой в Израиль приехали другие
работники   кино.    "Большинство   из   них   обозленные,    недовольные,
разочарованные с ненавистью покинули Израиль,  -  писал Севела. - Часть из
них приняли христианство и порвали всякую связь с Израилем и с иудаизмом".
   Вскоре Севела узнал на собственном опыте, что такое безработица.
   "Я  попробовал найти работу даже  в  качестве уборщика в  иерусалимском
муниципалитете,  -  говорит он.  -  Но и этой работы я не получил. Там мне
сказали, что у них достаточно уборщиков-арабов".
   "Материальное положение мое плохое. У меня совсем нет денег, - жалуется
Севела. - В отчаянии я написал личное письмо барону Ротшильду и попросил у
него взаймы, напомнив, что он когда-то называл меня своим братом. Ротшильд
ответил,   что  он   не   жертвует  частным  лицам,   он  жертвует  только
учреждениям".
   Тем  временем  сионистская  организация "Объединенный еврейский призыв"
снова    пригласила   Севелу   в   поездку   по   США   с   антисоветскими
пропагандистскими выступлениями. Он был представлен там как "символ борьбы
евреев  России".  Но политическая проституция не принесла дохода, которого
Севела  ожидал.  Он  вынужден  был  брать деньги в долг у различных людей,
чтобы содержать семью. Сейчас этот долг составляет 40 тыс. долларов.
   В  Израиле Севела  написал четыре  сценария.  Но  не  сумел  продать ни
одного.
   "Я  никогда  не  жил  среди  такого  большого количества обманщиков,  -
подводит он итог своего шестилетнего пребывания в  Израиле.  -  "Еврейский
призыв"  предлагает мне  снова  приехать в  США  с  лекциями.  Но  они  не
заинтересованы во  мне  как в  человеке.  Им  нужен только символ:  "он из
России",  и  "кинорежиссер",  и  "писатель",  и  "борец",  и "национальный
герой".  За  все время пребывания в  Израиле я  не  работал и  не  учился.
Единственные слова, которые я знаю на иврите, это - "Огонь!" и "Прекратить
огонь!". Их я выучил в израильской армии".
   В  довершение всего раввинат и  органы внутренних дел Израиля выяснили,
что  жена Севелы нечистокровная еврейка.  Это  значит,  что по  расистским
законам страны она и дети Севелы -  все потомство на семь поколений вперед
- занесены в черные списки нечистокровных.  Для них дорога к продвижению в
обществе закрыта.
   "Я  покидаю Израиль с  разорванной душой,  полный  цинизма и  боли",  -
жалуется Севела.

(no subject)

Основным достоинством фильма Slumdog Millionaire является перевод его названия на иврит. נער החידות ממומביי – это экзотика, пресловутые чары пресловутого Востока и т. д. и т. п. Во всем остальном – мейнстримная дешевка.

Режиссер питает слабость к сценам погони и преследования, а также к избиениям палкой и ногами. Каждый удар скопирован из библиотеки звуковых эффектов и вставлен в нужное место с максимальной громкостью.

Злодеи абсолютно злодейские, главные герой Джамаль и героиня Латика стопроцентно ангельские. Ангелов периодически мучают, но так, чтобы зритель не разрыдался - Латику продают в бордель, но она остается девственницей, Джамаля пытают электрошоком, но это не мешает ему играть в "Кто хочет стать миллионером?" Развешанные по периметру фильма ружья аккуратно выстреливают в финале.

Ведущий, который похож на Евгения Киселева, переевшего специй, задает вопрос. Джамаль вспоминает свое тяжелое прошлое и отвечает. Бомбейский Киселев задает следующий вопрос. Тяжелое прошлое в очередной раз помогает Джамалю. Киселев не унимается. Прошлое возвращается. Как говорят на иврите, תודה, הבנתי את הפרינציפ.

Возмездие наступает после превышения квоты преступлений. Салим, брат главного героя продал автограф, который тот взял у звезды Болливуда (минус), стал правой рукой гангстера (минус), спас Джамаля от ослепления (плюс), увел бабу (минус), убил гангстера, который хотел лишить брата зрения (плюс), вернул бабу другому гангстеру и порезал ей щеку (минус), убил гангстера (плюс). Счет 4:3 в пользу преступлений, и Салима расстреливают.

Художественная ценность фильма примерно такая же, как у Home Alone: еще одна рождественская трагикомедия, по недоразумению демонстрирующаяся после Рождества.